Гидрофильные участки в предстательной железе

СОДЕРЖАНИЕ
0
143 просмотров
28 января 2019

Вопросы-ответы

Биопсия предстательной железы непременно необходима. В зависимости от ее результатов будет определена и найболее рациональная лечебная тактика. Готовы ее реализовать в нашем центре.

Необходимо ценить уровень ПСА в крови. Результаты данного исследования позволят оценитьзначимость выявленны при МРТ изменений предстательной железы.

Действительно МРТ и биопсия необходимы.

В гистологическом заключении биопсии не данных о раке. Речь идет о доброкачественной гиперплазии. Каковы были показания к биопсии предстательной железы? Какой уровень ПСА?

Рекомендую Вам обратиться ко мне на очную консультации, на которой можно детально обсудить все вопросы заболевания и лечения. Консультации проводятся каждую субботу с 13 до 15 часов в кабинете 6 приемного отделения Клинической больнице №122 или в клинике урологии Военно-медицинской академии в рабочие дни. Запись электронная или по телефону +7 (812) 951-7-951.

Обратите внимание, что для полноценной консультации необходимо представить все имеющиеся справки (выписки, заключения), снимки (рентгенограммы, данные компьютерной томографии т.п.).

Необходимо знать точные цифры объема остаточной мочи.

Думаю, что консультировавшие Вас специалисты правы.

Приходите на консультацию в клинику Военно-медицинской академии >>>

Я согласен с консультировавшими Вас врачами. Так и необходимо поступить.

Аденома предстательной железы — симптомы и лечение

Уролог, стаж 25 лет

Дата публикации 5 февраля 2018 г.

Содержание

Что такое аденома предстательной железы? Причины возникновения, диагностику и методы лечения разберем в статье доктора Скатов Б. В., уролога со стажем в 25 лет.

Определение болезни. Причины заболевания

Аденома предстательной железы — это новообразование доброкачественного характера, исходящее из парауретральных (расположенных около мочеиспускательного канала) желёз простаты. Термин известен уже около 100 лет, несмотря на это он не в полной мере отражает суть патологического процесса в предстательной железе. В данном случае уместно говорить о гиперплазии в виде узлов собственной ткани — желёз и стромы (собственно тела) предстательной железы. Узлы могут быть гладкомышечного и фибромускулярного характера, представленные в различных процентных соотношениях. Аденома в буквальном значении этого слова, имея в виду гистологическое строение, встречается крайне редко, когда речь идёт о локализации процесса в области предстательной железы. [1] В современной международной урологической практике для данной патологии принят термин «доброкачественная гиперплазия парауретральных желёз предстательной железы» — ДГПЖ, который широко используется и в России в настоящее время. [2]

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) является основной причиной патологических симптомов нижних мочевыводящих путей у мужчин в возрасте 50 лет и старше. Симптомы обычно не являются жизнеугрожающими, но часто оказывают существенное влияние на качество жизни. Оценки ежегодных продаж фармацевтических препаратов для лечения заболевания варьируют от 8 до 10 миллиардов долларов США. [9]

Основная причина развития гиперплазии предстательной железы — возрастная. Мнения о том, что инфекции мочеполовых путей, предстательной железы, семенных пузырьков приводят к ГПЖ, а нелеченная вовремя гиперплазия простаты ведёт к раку, не получили достаточного научного подтверждения. По статистике, гиперплазия предстательной железы, встречается у 10% мужчин 40 лет и увеличивается к 80 годам до 80%. Известно, что доброкачественная простатическая гипертрофия (ДГПЖ) поражает по меньшей мере треть мужчин старше 60 лет. Любопытные исследования провели учёные из США. Они показали, что чёрное население поражается в большей степени, чем белое, причём патология превалирует у протестантов по сравнению с католиками и иудеями. Сравнительно, по регионам, гиперплазия предстательной железы реже наблюдается у жителей Юго-Восточной Азии (Корея, Япония, Китай, Таиланд, Индия), причём у них преобладает фибромускулярная форма ГПЖ над железистой разновидностью, характерной для «белых» регионов. [3]

Под воздействием женских половых гормонов — эстрогенов (их концентрация увеличивается с возрастом) происходит повышение активности специфического фермента — 5-альфа-редуктазы. Под влиянием этого фермента тестостерон тканей предстательной железы превращается в его метаболит — дегидротестостерон (ДГТ). В свою очередь, ДГТ является очень активным андрогеном, который усиливает деление клеток предстательной железы. При гиперплазии образуются уже известные нам узлы из парауретральных желёз, которые оттесняют ткань простаты к периферии, образую «хирургическую капсулу».

Доброкачественное увеличение простаты (BPE — аббревиатура в англоязычной литературе) является общим наименованием патологии, затрагивающей более половины мужчин в возрасте 60 лет. Несмотря на то, что это явление довольно распространено, только в 4% случаев предстательная железа у мужчин старше 70 лет достигает размеров более 100 г. [3] Средняя же масса предстательной железы, поражённой гиперплазией, составляет 50 – 80 грамм. Однако в литературе содержится не менее 200 сообщений о предстательной железе более 200 г. — так называемых «гигантских простатических гипертрофиях» (GPH). Гигантская гипертрофия предстательной железы (GPH) является доброкачественной гипертрофией предстательной железы, когда ее масса превышает 200 г. Заболевание было изначально описано Бланчо в 1952 году и упоминалось в англоязычной литературе не менее 50 раз, хотя в азиатской литературе было зарегистрировано больше случаев (84 в китайской и 33 японской). Состояние обычно характеризуется выраженными обструктивными симптомами нижних мочевыводящих путей. Из-за размера железы лечение обычно требует надлобковой простатэктомии, хотя был описан случай успешного разрешения через 3 отдельные трансуретральные (через мочевой канал) резекции. [4]

Симптомы аденомы предстательной железы

  • затруднения при мочеиспускании;
  • слабая (вялая) струя мочи;
  • частое ночное мочеиспускание;
  • чувство неполного опорожнения мочевого пузыря;
  • необходимость напрягаться при мочеиспускании;
  • увеличение длительности мочеиспускания;
  • прерывистое мочеиспускание;
  • выделение мочи каплями в конце мочеиспускания;
  • недержание мочи;
  • задержка мочеиспускания в сочетании с недержанием (парадоксальная ишурия).

Патогенез аденомы предстательной железы

ДГПЖ возникает в результате дисбаланса между клеточной пролиферацией (ростом) и апоптозом (адаптацией за счёт гибели определённых клеток) в предстательной железе. Первоначально она проявляется в виде микроскопических скоплений, которые постепенно размножаются и растут, увеличивая массу как железистой, так и стромальной (основной) ткани предстательной железы. Эта аномальная, третья фаза роста простаты приводит к увеличению тонуса гладкой мускулатуры и размера железы. Из-за анатомического положения простаты, которая окружает мочеиспускательный канал, этот рост является основной причиной обструкции уретры у мужчин пожилого возраста. [5]

В развитии гиперплазии предстательной железы ведущая роль принадлежит половым гормонам. У мужчин в возрасте 40 – 50 лет отмечается период глубокой перестройки организма, изменение гормональной регуляции. Снижается уровень тестостерона в крови, повышается концентрация эстрадиола. В результате этих процессов повышается общий уровень эстрогенов у мужчин, что ведёт к активации фибробластов, выработке фибропластического фактора роста, пролиферации, разрастанию соединительной ткани в предстательной железе. Патогенез развития доброкачественной гиперплазии предстательной железы является многофакторным процессом. Он состоит из следующих этапов:

1.Превращение тестостерона под действием фермента 5-альфа-редуктазы в дигидро-тестостерон, приводящее к значительному разрастанию эпителия предстательной железы.

2. Повышение уровня эстрогенов способствует разрастанию стромы (соединительнотканой основы) предстательной железы.

3.Снижение концентрации 5-альфа-андростендиола приводит к увеличению специфических рецепторов предстательной железы, мочевого пузыря и начального отдела уретры. Мускулатура этих органов становится излишне восприимчивой, провоцирует частые мучительные позывы на мочеиспускание, порою в ночное время, лишая мужчину сна.

Помимо всего перечисленного, нарушение нормальных процессов в предстательной железе ухудшает кровообращение в органе, нарастает воспаление, отёк. Появляется дополнительный механический фактор, который усиливает затруднения мочеиспускания.

Далее имеют большое значение не только размеры образований, характер роста, но и направление роста узлов и пролиферации. Рост в просвет мочевого пузыря, периуретральные участки, приводит к мучительным симптомам, даже при небольших размерах узлов. [6]

Классификация и стадии развития аденомы предстательной железы

Различают три стадии клинических проявлений при гиперплазии предстательной железы. Критерием является наличие так называемой «остаточной мочи» — того количества, которое остаётся в мочевом пузыре после мочеиспускания.

  • I стадия — остаточная моча до 40 мл.
  • II стадия — остаточная моча до 100 мл.
  • III стадия — остаточная моча более 1,5 литра. Развивается парадоксальная ишурия, когда через атоничный наружный сфинктер моча произвольно подтекает из перерастянутого мочевого пузыря. [7]

Осложнения аденомы предстательной железы

  • острая задержка мочеиспускания — наиболее грозное осложнение, когда резко увеличенная предстательная железа полностью перекрывает просвет мочевыводящих путей. Это неотложное состояние. При несвоевременном оказании медицинской помощи (ургентный отвод мочи путём катетеризации мочевого пузыря, установки трубочки в мочевой пузырь через переднюю брюшную стенку — цистостомии), развивается уремическая кома;
  • восходящий пиелонефрит;
  • простатит;
  • уретрит (воспаление мочеиспускательного канала);
  • мочекаменная болезнь;
  • гематурия (наличие крови в моче);
  • «нейрогенный мочевой пузырь» (неконтролируемое учащённое мочеиспускание);
  • «подтекание» мочи;
  • различные нарушения сна;
  • эректильная дисфункция;
  • расстройства психики.

Диагностика аденомы предстательной железы

Согласно рекомендациям «Международного совещания по ДГПЖ» в Париже (1997 г.), диагностический ряд выглядит следующим образом:

  • обязательные исследования;
  • рекомендуемые;
  • углублённое обследование.

Обязательные:

  • детализация на момент обращения;
  • сбор анамнеза;
  • оценка симптомов, качества жизни по Международной шкале (I-IPSS);
  • дневник мочеиспусканий;
  • общий анализ мочи;
  • уровень креатинина (оценка функции почек);
  • пальцевое ректальное исследование предстательной железы и семенных пузырьков.

Рекомендуемые:

  • определение уровня ПСА (простат-специфического антигена);
  • оценка мочеиспускания с помощью урофлоурометрии (измерение скорости потока мочи);
  • трансректальное исследование предстательной железы (определение формы, размеров, консистенции, определение остаточной мочи), ТРУЗИ проводится при наполненном мочевом пузыре, затем после мочеиспускания проводится оценка остаточного объёма мочи.

Углублённое обследование:

  • цистоскопия (при наличии крови в моче);
  • радиоизотопная ренография, динамическая нефросцинтиграфия;
  • цистография;
  • магнитно-резонансная томография;
  • мультиспиральная компьютерная томография с контрастированием. [8]

Лечение аденомы предстательной железы

На выбор средств и методов лечения в огромной степени влияет ряд факторов:

  • размер, локализация, характер, направление роста узлов и пролиферации;
  • объём предстательной железы, наличие и объём остаточной мочи;
  • степень нарушения мочеиспускания по шкале I-PSS;
  • количество ночного мочеиспускания (степень выраженности никтурии), степень нарушения сна;
  • сопутствующая патология.

Оптимальной терапией доброкачественной гиперплазии предстательной железы считается консервативная терапия, которая предотвращает оперативное лечение или, по крайней мере, отодвигает его на неопределённый срок.

Медикаментозная терапия

Основу консервативной терапии гиперплазии предстательной железы составляет приём ингибиторов 5-альфа-редуктазы. Они блокируют превращение тестостерона в дегидротестостерон, подавляют его избыточное количество. Это приводит к атрофии и уменьшению размеров предстательной железы. Исследования подтверждают эффективность финастерида, ингибитора 5α-редуктазы (5-ARI), который блокирует превращение тестостерона в стероидный гормон дигидротестостерон (DHT), для первичной профилактики ДГПЖ. Как известно, DHT является мощным андрогеном, который способствует росту простаты и является важным компонентом патогенеза ДГПЖ. Финастерид значительно снижает концентрацию сыворотки и внутрипростатического DHT, уменьшает объем простаты и одобрен для лечения клинического ДГПЖ. Исследования бессимптомных пожилых мужчин сообщили о сильных прямых связях концентраций метаболита DHT и DHT в сыворотке с риском ДГПЖ, что свидетельствует о том, что подавление DHT может задержать или предотвратить клиническое начало ДГПЖ. Наконец, клинические испытания профилактики рака предстательной железы и клинического ДГПЖ продемонстрировали, что финастерид снижает риск тяжелых осложнений ДГПЖ, включая острую задержку мочеиспускания, инфекцию мочевыводящих путей и операцию против рака простаты. [5]

Наиболее перспективным за последнее время из препаратов группы ингибиторов 5-альфа-редуктазы зарекомендовал себя препарат «Аводарт» (действующее вещество датастерид). Срок приёма препарата составляет до 6 месяцев, с возможными повторениями курса терапии. В широкую клиническую практику внедряются препараты нового поколения, с действующими компонентами «эпистерид» и «туростерид». Ингибиторы 5-альфа-редуктазы способны уменьшить размер предстательной железы в 2 раза. [9]

Следующими по значимости препаратами являются альфа-адреноблокаторы, которые блокируют альфа-адренорецепторы шейки мочевого пузыря, заднего отдела уретры и предстательной железы. Препараты этой группы расслабляют гладкую мускулатуру предстательной железы и шейки мочевого пузыря, препятствуют обструкции мочеиспускательного канала, облегчают прохождение мочи. Наиболее эффективными в плане снятия мучительных симптомов гиперплазии предстательной железы, с минимальными побочными эффектами, зарекомендовали себя такие представители альфа-адреноблокаторов, как «Омник» и «Омник Окас». Следует понимать, что препараты оказывают временный эффект и при прекращении их приёма симптомы возвращаются вновь.

Лекарственные средства с различными механизмами действия

Никакой препарат за всю историю медицины не вызывал столько кривотолков среди пациентов и докторов, как «Простамол Уно», благодаря агрессивной необузданной рекламе по телевидению. Это биодобавка из экстракта плодов пальмы ползучей сабаль, а «Простамол Уно» именуется производителем именно так (компания уже была оштрафована за позиционирование продукта в качестве лекарственного препарата). В целом, препарат обладает определённым противоотёчным, антиандрогенным, антипролиферативным действием, прошёл исследование в ряде европейских клиник и способен уменьшить ряд симптомов. Однако эффекты эти слабо выражены, неоднозначны и полностью избавить от болезни препарат бессилен. К тому же, на фармрынке появилось значительное количество фальсификата, к чему опять-таки привела массированная реклама.

Кроме того, достаточно широко пациентами используются различные препараты, в основном растительного или гомеопатического происхождения. Все они в той или иной степени нивелируют симптомы интравезикулярной обструкции, однако решить вопрос размера предстательной железы они не в силах. Это следующие препараты (список составлен с учётом популярности):

  • Афала;
  • Гентос;
  • «Красный корень» («Эвалар»);
  • «Медный всадник»;
  • Пермиксон;
  • Простаплант;
  • Уритикон и ряд других.

Неоперативные способы терапии ГПЖ (имеют меньшее значение, чем медикаментозные и оперативные):

  • стентирование (расширение) простатической части уретры временными и постоянными устройствами;
  • гипертермическое воздействие на предстательную железу температурой от 40 до 100 градусов;
  • лазерная вапоризация (выпаривание);
  • криодеструкция (воздействие низкими температурами);
  • воздействие сфокусированным ультразвуком высокой интенсивности;
  • различные варианты абляции (разрушение радиочастотами) предстательной железы.

Оперативное лечение

Трансуретральная резекция предстательной железы (через мочеиспускательный канал) – ТУР, является «золотым» мировым стандартом оперативного лечения гиперплазии предстательной железы. ТУР предстательной железы составляет более 40% от всех операций, проводимых в урологических клиниках США. Суть операции заключается в частичном удалении гиперплазированного слоя периуретральной зоны предстательной железы и простатической части уретры специальным резектоскопом, проведённым через просвет уретры. Операция выполняется под общей либо региональной анестезией (спинальная, эпидуральная анестезия). Позволяет с минимальной травматичностью восстановить нормальное мочеиспускание у больных с критической интравезикальной обструкцией, прекратить развитие опасных осложнений, устранить перерастяжение и истончение стенки мочевого пузыря.

Если аденома сильно выступает в просвет мочевого пузыря, край разреза слизистой оболочки выступающей аденомы предстательной железы очень близок к соседней стенке мочевого пузыря. Это увеличивает риск потенциальной травмы стенки мочевого пузыря или сфинктера. В этих случаях необходимо измерение длины от полового члена до шейки мочевого пузыря с объемом и достаточной длиной. Иногда длительная простатическая длина уретры в больших простатах затрудняет доступ эндоскопа к шейке мочевого пузыря. В этой ситуации некоторые исследователи рекомендуют уретротомию промежности для безопасного доступа к предстательной железе. [10]

Открытая простатэктомия — полное удаление предстательной железы (чрезпузырная, промежностная), ранее считалась процедурой выбора для предстательной железы размером более 80–100 г., однако в последнее время считается, что это связано с большей болезненностью и более длительным восстановительным периодом. Она по-прежнему рекомендуется в качестве стандартной терапии больших желез в соответствии с рекомендациями EAU, 2012. Все эндоскопические процедуры остаются альтернативой открытой простатэктомии. [11]

Прогноз. Профилактика

Несмотря на высокую распространенность ДГПЖ среди пожилых мужчин, тема профилактики заболевания пока исследована недостаточно. Исследования подтверждают эффективность препаратов — ингибиторов 5α-редуктазы (5-ARI) для первичной и вторичной профилактики ДГПЖ. Однако использование этих препаратов в широкой клинической практике исключительно с профилактической целью ещё окончательно не обосновано.

Из немедикаментозных методов профилактики позволю себе выделить следующие положения:

  • ограничение, а лучше – полный отказ от употребления алкоголя (провоцирует прилив крови к малому тазу, усугубляет отёк предстательной железы);
  • ограничение приёма острой пищи (способствует отёку простатического отдела мочеиспускательного канала, стромы предстательной железы);
  • ограничение мясной пищи в сторону растительной и морепродуктов;
  • ограничение перед сном объёма выпиваемой жидкости;
  • соблюдение размеренности в половой жизни;
  • необходимо, по возможности, избегать местного и общего переохлаждения (приводит к спазму заинтересованных мышц, ведёт к развитию воспалительных процессов в области малого таза);
  • профилактический приём растительных средств: внутренний слой коры осины (молодых стволов, до 5 см в диаметре), алтайского красного корня (копеечник забытый), иван-чая (кипрей узколистный) курсами по 1 месяцу с 3-х месячными перерывами;
  • избегать малоподвижного образа жизни, езды на автомобиле, необходимо больше двигаться, ходить, постоянно заниматься специальной лечебной физкультурой (упражнения Кегеля);

Наиболее простые и в то же время эффективные упражнения:

  • приседания «на полуприсед» — до 50 раз в день;
  • сжимание–разжимание анального сфинктера — при возможности как можно чаще;
  • ходьба «на ягодицах» по комнате, как вперёд, так и в обратную сторону не менее 20 проходов в день;
  • волевое прерывание акта мочеиспускания, возобновление его после постоянно увеличиваемой паузы — при каждом удобном случае.

Прогноз при отсутствии необходимой профилактики, правильно подобранной консервативной терапии гиперплазии предстательной железы, крайне неблагоприятен. Нарастает развитие опасных осложнений, что приводит к экстренным оперативным вмешательствам на высоте развития полной обструкции простатического отдела мочеиспускательного канала. Это ведёт к резкому ухудшению качества жизни, снижению потенции, инвалидизации мужчин. Напротив, бережное отношение к своему здоровью, обязательное ежегодное обследованиеу уролога начиная с 40 лет позволит во многом избежать проблем, связанных с обструкцией увеличенной простаты мочевыводящих путей, существенно улучшит качество жизни, сохранит мужскую силу. Обязательный ежегодный стандарт исследования должен включать: пальцевое ректальное исследование, ТРУЗИ предстательной железы, сдача анализа крови на ПСА (простат-специфический антиген).

Клинические cлучаи

Лазерная энуклеация гиперплазии простаты огромных размеров (более 200 см3)

Уролог, стаж 8 лет

Вступление

В июне 2018 года в урологическую клинику обратился пациент 59 лет с жалобами на учащённое мочеиспускание в течение дня и ночи, слабую, вялую струю мочи, чувство неполного опорожнения мочевого пузыря и периодическую боль в поясничной области.

Мочеиспускание учащено днём до 5-6 раз и ночью до 3-4 раз. Также пациента беспокоит тянущая, тупая, давящая боль внизу живота, усиливающаяся преимущественно вечером и после физической нагрузки.

Мочеиспускание становилось более затруднённым в вечернее время, а также после употребления алкоголя или физической нагрузки.

Вышеуказанные жалобы беспокоят пациента в течение шести лет. Ранее обращался к урологу, проводилась консервативная терапия с применением альфа-адреноблокаторов, однако полностью симптомы не уходили. Неоднократно пациенту предлагалось оперативное лечение, от которого он отказывался.

Раннее развитие соответствовало возрасту. Наследственность не отягощена. Проживает в нормальных материально-бытовых условиях. Влияние вредных производственных факторов отрицает. Со слов пациента, туберкулёзом, брюшным тифом и венерическими заболеваниями не болел, инфаркты и инсульты в анамнезе отсутствуют. К перенесённым заболеваниям относит только детские инфекции. Наличие вредных привычек (курение и злоупотребление алкоголем) отрицает. Случаев лекарственной и пищевой аллергии не наблюдал. Оперативных вмешательств и трансфузий (переливаний) ранее не проводилось. Травмы и хронические заболевания отсутствуют. Женат, есть дети.

Обследование

Общее состояние удовлетворительное. Температура тела 36,7°С. По типу телосложения нормостеник. Кожные покровы и видимые слизистые оболочки в норме. Подкожно-жировая клетчатка развита умеренно. Пальпируемые лимфоузлы не увеличены, безболезненны, не спаяны между собой. Видимые патологические изменения опорно-двигательного аппарата и периферические отёки отсутствуют. Щитовидная железа без патологии. Состояние органов кровообращения в пределах нормы. АД — 130/80 мм рт.ст. Состояние органов дыхания, пищеварения, а также нервно-психический статус в норме. Состояние органов мочеполовой системы: поясничная область визуально и пальпаторно не изменена, безболезненна при пальпации. Почки не пальпируются. Симптом поколачивания отрицательный с обеих сторон. Мочеиспускание затруднённое, учащённое. Надлобковая область пальпаторно безболезненна. Наружные половые органы развиты правильно. Наружное отверстие уретры расположено в типичном месте, слизистая и головка полового члена не гиперемированы. Мошонка не увеличена, пигментирована, складчатость сохранена. Яички эластической консистенции, размером 3,5 х 4,0 см, расположены в мошонке, безболезненны при пальпации. Осмотр per rectum: перианальная область без особенностей, сфинктер тоничен, ампула прямой кишки пустая. Предстательная железа плотноэластической консистенции, увеличена в размерах, контуры чёткие, ровные, срединная бороздка сглажена. Очагов уплотнения, флюктуации не выявлено. На высоту пальца опухолевые образования не определяются.

УЗИ: контуры правой почки чёткие, ровные, размер почки — 10,5 х 6,0 см, паренхима однородная, её толщина — 18 мм, чашечно-лоханочная система расширена (лоханка — до 3 см, чашечка — до 2,2 см). Подвижность почки сохранена, дополнительных образований нет; контуры левой почки чёткие, ровные, размер почки — 11,0 х 5,5 см, паренхима однородная, её толщина — 20 мм, чашечно-лоханочная система расширена (лоханка — до 2,8 см, чашечка — до 2,0 см). Контуры мочевого пузыря чёткие и ровные, стенка не утолщена, содержимое однородное, анэхогенное, изменения зоны устьев не выявлены. Контуры простаты чёткие и ровные, объём предстательной железы — 200,0 см3, вдаётся в просвет мочевого пузыря на 6,0 см. Объём остаточной мочи — 240 мл.
Общий анализ крови: Нв — 159 г/л, эр. — 5,18 х 1012/л, лейк. — 7,8 х 109/л. Б/х анализ крови: глюкоза — 5,4 ммоль/л, креатинин — 85 мкмоль/л. Коагулограмма: в пределах нормы. Анализ мочи: рН = 6,0, уд. вес – 1010, белок — нет; лейк. — 1-0 в п/зр, эпителий единичный. Микроскопия секрета простаты: лейк. — 0-1 в п/зр. Группа крови: В (III) третья, Rh (-) отрицательный. Hbs, HCV, ВИЧ, RW — отрицательный. IPSS — 28%. Qol — 6%. Урофлоуметрия: Qmax — 4,2 мл/с, Qср. — 2,2 мл/с. Объём — 90 мл.

Гиперплазия простаты 3 степени

Для устранения гиперплазии простаты 26.06.2018 выполнена лазерная энуклеация предстательной железы. Данный метод лечения также способствует созданию необходимых условий для адекватного мочеиспускания. Послеоперационный период протекал гладко. Проводилась антибактериальная, противовоспалительная и инфузионная терапия. Уретральный катетер удалён через четыре дня (30.06.2018), мочеиспускание восстановлено в полном объёме. Контрольное УЗИ: объём остаточной мочи — 10 мл.
Контрольная урофлоуметрия: Qmax — 19,0 мл/с, Qср. — 10,3 мл/с, объём — 190 мл.

Повторное УЗИ спустя две недели после операции: остаточной мочи в мочевом пузыре не обнаружено, чашечно-лоханочная система с обеих сторон не расширена, мочеиспускание не учащённое, боли в нижней части живота отсутствуют.

Пациент отметил субъективное улучшение своего состояния. Клинически состояние пациента также улучшилось.

Заключение

Данный случай показывает, что даже при огромном объёме предстательной железы возможно выполнение эндоскопической операции вместо открытой аденомэктомии. При этом результаты применения данного метода лечения весьма эффективны.

Диагностика рака предстательной железы

Глава 4. Диагностика рака предстательной железы

Тщательно собранный анамнез помогает установить некоторые особенности заболевания. Симптомы рака предстательной железы, особенно дизурия, развиваются быстро. Иногда постепенно ухудшается общее состояние, больной жалуется на слабость, похудание. Внешний вид пациента изменяется только при далеко зашедшем опухолевом процессе. Истощение и выраженная бледность кожи наблюдаются редко. При осмотре следует обращать внимание на состояние лимфатических узлов, печени, почек, мочевого пузыря, определять количество остаточной мочи. При возникновении подозрения на рак предстательной железы в первую очередь принято проводить три необходимых исследования:

I. Пальцевое исследование простаты.
II. Определение уровня простато-специфического антигена (ПСА).
III. Ультразвуковое исследование (УЗИ) простаты, при показаниях -одновременно с биопсией.

Пальцевое исследование прямой кишки. Пальцевое исследование прямой кишки — самый простой, дешевый и безопасный метод диагностики рака предстательной железы. Однако результаты исследования во многом определяются размерами опухоли и ее локализацией. Пальпация железы осуществляется в коленно-локтевом положении больного, либо при лежании на правом боку. В результате пальпации врач может выявить следующие симптомы опухоли предстательной железы.

1. Ассиметричная предстательная железа.

2. Плотной или деревянистой консистенции части предстательной железы. Плотность может определяться в виде отдельных узлов, либо различной величины инфильтратов, вплоть до перехода их на стенки таза.

3. Неподвижность железы вследствие сращения ее с окружающими тканями.

4. Пальпируемые семенные пузырьки.

Данные, полученные при пальпации, не всегда легко интерпретировать, так как ложно положительный диагноз рака предстательной железы возможно поставить при следующих обстоятельствах:

1. Доброкачественная гиперплазия предстательной железы.

2. Камни предстательной железы.

4. Флеболиты стенки прямой кишки.

5. Полипы или рак прямой кишки.

6. Аномалии семенных пузырьков.

Результаты пальпации безусловно очень трудно дифференцировать от перечисленных заболеваний, но зато они являются вескими основаниями для дальнейшего обследования больного. В среднем только у одной трети случаев пальпируемых узлов предстательной железы впоследствии гистологически верифицируют рак простаты.

Определение уровня простато-специфического антигена (ПСА). Поскольку простато-специфический антиген имеет большое значение не только для диагностики, но и для лечения и прогноза рака предстательной железы, более подробно остановимся на этом маркере.

В скрининговых программах традиционно используют пороговый уровень в 4 нг/мл для всех возрастных групп. Использование предложенного уровня снижает количество ложно-положительных определений при гиперплазии предстательной железы.

Уровень ПСА в сыворотке крови может быть повышен по следующим причинам:
— рак простаты,
— доброкачественная гиперплазия простаты,
— наличие воспаления или инфекции в простате,
— ишемия или инфаркт простаты,
— эякуляция накануне исследования.

Диагностическая значимость почти всех опухолевых маркеров ограничена из-за ложно-положительных значений, наблюдаемых при некоторых незлокачественных патологиях. Длительно ведутся споры о том, оказывает ли пальпаторное обследование предстательной железы влияние на уровень ПСА в сыворотке. Некоторые авторы (Brawer et аl., 1988) считают, что такого влияния практически нет, другие наблюдали значительные изменения в уровне маркера после массажа простаты, хотя и не во всех случаях (Stamey et аl., 1987). С другой стороны, несомненно, инвазивные методы (трансуретральная биопсия или трансуретральная резекция простаты) приводят к значительному повышению сывороточного уровня ПСА. Stamey с соавторами (1987) в детальном исследовании показали, что при массаже простаты концентрация ПСА в сыворотке крови через 5 минут увеличивалась в 1.5-2 раза, и наиболее высокой была у больных с клиническими признаками гипертрофии. У больных, у которых массаж комбинировался с цистоскопией, ПСА увеличивался в 4 раза, а сразу же после биопсии перинеальных лимфоузлов и трансуретральной резекции — в 50-60 раз.

Из незлокачественной патологии предстательной железы простатиты острые или хронические могут приводить к значительному повышению ПСА (Dalton et аl., 1989). Доброкачественные гиперплазии могут давать высокую частоту ложно-положительных результатов, причем экспрессия антигена зависит от величины железы (Eicoreetal., 1987; Hudson et аl., 1989). Так Stamey с соавторами (1987) показали, что уровень ПСА у группы больных с гиперплазией предстательной железы перед операцией варьировал от 0.3 до 37 нг/мл и превышал уровень в 2.5 нг/мл у 86% тех больных, у которых вес резицированной ткани был от 6 до 36 грамм. Подсчитано, что концентрация ПСА в сыворотке больных с гиперплазией предстательной железы составляет 0.31 -0.2 нг/г гипертрофированной ткани. Частота ложноположительных значений при гиперплазии предстательной железы при пороговом уровне 4нг/мл по данным литературы колеблется от 20 до 55%.(Armitage et аl., 1988; Lange et аl., 1986; Hudson et аl., 1989). Другие авторы утверждают, что высокие значения ПСА при доброкачественных новообразованиях предстательной железы не так уж и редки.

Однако наибольшее значение определения ПСА безусловно имеет для диагностики рака предстательной железы. Следует отметить, что из трех основных исследований: определения ПСА, ректального и ультразвукового исследования предстательной железы — определение простато-специфического антигена имеет наименьшее количество ложноoтрицательных результатов и наибольшую специфичность. Серийный скрининг с применением ПСА в 2 раза увеличивает долю диагностики рака простаты в стадии Т1-Т2, в то время как пальцевое ректальное исследование выявляет лишь 30% гистологически подтвержденного рака той же стадии. До 90% рака простаты, выявляемого с помощью определения ПСА, приходится на поздние стадии заболевания. Чувствительность метода недостаточна для определения латентного, фокального, высокодифференцированного рака простаты. Так, Oesterling J. (1993) установил, что 20-40% всех злокачественных новообразований предстательной железы сопровождаются нормальной концентрацией ПСА в сыворотке крови. В то же время этот показатель при Т3-Т4 стадиях заболевания бывает положительным почти в 100% случаев.

При сравнении предоперационных уровней ПСА с результатами, полученными после простатэктомии, многие авторы отмечают высокую чувствительность и четкую корреляцию со стадией заболевания. Так из ряда работ (Stamey et аl., 1987, 1989), создается впечатление, что концентрация ПСА в сыворотке нелеченных больных пропорциональна объему опухоли в ткани простаты. Несмотря на определенную вариабильность предоперационных уровней ПСА у больных с клиническими стадиями А и В, показано, что его уровни ниже 15 нг/мл и выше 40 нг/мл являются достаточно четкими признаками отсутствия или наличия пенетрации капсулы, инвазии в семенные пузырьки и метастазов в тазовые лимфоузлы, хотя и при уровнях ПСА 15 нг/мл иногда возможна инвазия в капсулу железы.

Увеличение уровня ПСА до больших значений (около 20 нг/мл и выше) является высокоспецифичным даже при нормальных показателях ректального пальцевого исследования простаты. Поэтому при высоких цифрах ПСА биопсия предстательной железы должна проводится обязательно. Уровень ПСА более 50 нг/мл указывает на экстракапсулярную инвазию в 80% случаев и поражение регионарных лимфатических узлов у 66% больных (Stanley et аl., 1990). Исследования Rana et аl. (1992) показали, что результаты ПСА более 100 нг/мл указывают на 100% метастазирование (регионарное или отдаленное).

Наибольшие трудности возникают при интерпретации значений ПСА в диапазоне от 4 нг/мл до 20 нг/мл. Проведенные исследования свидетельствуют о том, что частота рака простаты у пациентов с концентрацией общего ПСА от 4 до 15 нг/мл и нормальными данными при пальцевом ректальном исследовании простаты достигает по разным данным от 27 до 37%.

Основным для клиницистов является осознание возможности выявления с помощью ПСА субклинических форм рака простаты без признаков экстра-капсулярной инвазии (стадии Т1 и Т2), когда возможно выполнение радикальной простатэктомии. По данным Myrtle et аl. (1986) показатели ПСА в сыворотке более 4 нг/мл наблюдались у 63% больных раком простаты стадии Т1 и у 71% — стадии Т2. В то же время, при экстракапсулярных поражениях (стадии Т3 и Т4) повышение ПСА наблюдалось в 88% случаев. В данной ситуации с целью более точной интерпретации повышенных значений общего ПСА весьма желательно исследование концентрации свободного ПСА и расчет соотношения «свободный ПСА/общий ПСА».

Помимо первичной диагностики рака простаты, определение ПСА широко применятся в следующих случаях:

1. После радикальной простатэктомии через несколько недель ПСА перестает определяться. Регулярные контрольные исследования (каждые 3 месяца) позволяют своевременно выявить рецидив заболевания в случае повышения ПСА. Если же показатели ПСА нормальны и нет клинических симптомов болезни, то исключаются другие исследования.

2. У больных, получавших лучевую терапию, отмечается значительное снижение уровня ПСА в сыворотке крови, что свидетельствует об эффективном лечении. В то же время, повышение ПСА говорит о малой чувствительности опухоли к проводимому лечению, либо о рецидиве заболевания. Следует отметить, что снижение ПСА до нормальных цифр коррелирует с уровнем антигена до лечения. Пациенты с показателями ПСА до лечения неболее 20 нг/мл имели нормальные показатели ПСА после лечения в 82% случаев. В то же время, у больных с более высокими цифрами ПСА до лечения этот процент составлял лишь 30%. Большинство пациентов со стабильным снижением ПСА оставались в ремиссии в течение последующих 3-5 лет.

3. Целесообразно определять ПСА у больных, получающих терапию антиандрогенами. Повышение уровня ПСА говорит о прогрессировании заболевания и о необходимости сменить характер лечения.

При антиандрогенном лечении уровень ПСА в сыворотке крови является точным индикатором успеха или неуспеха терапии. После начала терапии уровень ПСА быстро снижается у 50% больных (от 85 до 2.1 нг/мл), в то время как в отсутствие ответа величина ПСА не изменяется (Hudson et аl., 1989). Прогрессирование болезни наблюдалось в 50% случаев, когда уровень ПСА не снижался ниже 10 нг/мл. Это означает, что уровень ПСА не играет прогностического значения до начала терапии, в то время как в процессе лечения ПСА является хорошим индикатором эффективности терапии и хорошо коррелируется, как с выживаемостью, так и с длительностью ремиссии. Согласно Stainey (1989), повышение уровня ПСА через 6 месяцев после начала терапии может служить в качестве оценки чувствительности к проводимой терапии.

Ультразвуковая диагностика рака предстательной железы. Ультразвуковое исследование нашло очень широкое применение в диагностике многих заболеваний предстательной железы, в том числе и рака. Особенно интерес к исследованию проявился с введением трансректальной ультразвуковой томографии. Современные трансректальные ультразвуковые датчики обеспечивают очень высокое качество изображения и позволяют детально визуализировать структуру простаты, окружающих ее органов и тканей, а также прицельно взять биопсию из измененного участка железы. В норме неизмененная предстательная железа при ультразвуковом исследовании имеет треугольную форму. Основание железы обращено к прямой кишке, а верхушка — к шейке мочевого пузыря. Наибольший размер железы в поперечном направлении составляет 40-45 мм, в передне-заднем направлений он равен 20-27 мм, в продольном — 35-45 мм. На ультразвуковых томограммах различаются центральная и периферическая зоны простаты, которые обычно занимают большую часть предстательной железы. При ультразвуковом исследовании периферическая зона имеет однородную структуру и характеризуется отражениями средней интенсивности. Центральная зона расположена вокруг простатического отдела уретры, имеет ячеистую структуру, а по эхогенности ниже периферической зоны. При осмотре области шейки мочевого пузыря выделяется гипоэхогенная фибро-маскулярная строма, не содержащая желез, которая формирует переднюю часть простаты. Как считает В.Н. Шолохов (1997), с возрастом при развитии доброкачественной гиперплазии или при воспалительных заболеваниях центральная и периферическая зоны железы могут не дифференцироваться. Простатический отдел уретры выглядит в виде гипоэхогенного тяжа, проходящего в черную центральную зону железы.

Простата окружена перипростатической жировой клетчаткой и фасцией, которые формируют гиперэхогенный пограничный слой, который часто описывается как капсула железы. Истинная капсула простаты, если ее удается визуализировать, определяется в виде очень тонкой гипоэхогенной прерывистой линии по поверхности железы.

Семенные пузырьки визуализируются в виде симметричных гипоэхогенных тяжей, расположенных между простатой и мочевым пузырем размерами 2 х 7 см.

Как уже отмечалось выше, рак чаще всего развивается в периферической зоне простаты. Учитывая эту особенность, проще проводить дифференциальную диагностику с другими заболеваниями. Выявляемые структурные изменения, локализирующиеся в пределах центральной зоны, с большей вероятностью могут быть отнесены к проявлению доброкачественного процесса, в то время как обнаружение структурной перестройки, локализующейся в периферической зоне, чаще соответствует злокачественной опухоли.

Периферическая зона занимает 75% объема простаты, и в этой части железы рак возникает в 80% случаев. Большей частью опухоль располагается на глубине 3-4 мм от пограничною слоя. Центральная зона занимает около 20% объема железы. В этой части простаты развивается только 5% злокачественных новообразований. Вокруг простатического отдела уретры располагается тонкий участок железистой ткани — так называемая переходная зона. В норме она практически не дифференцируется от центральной зоны и занимает всего 5% объема простаты. В переходной зоне рак развивается в 20% случаев (Шолохов В.Н., 1997).

Наиболее характерными признаками рака простаты, локализующегося в периферической зоне, является наличие одного или нескольких узлов неправильной формы и пониженной эхогенности (рис. 4).

Рис. 4. Трансректальное исследование предстательной железы (продольная плоскость на границе периферической и переходной зоны), опухолевый узел (указан стрелкой) не выходящий за пределы органа. Признаков пенетрации капсулы нет.
Диагноз: рак предстательной железы.

Нередко узел окружен гиперэхогенным ободком, что объясняется фиброзной реакцией соединительной ткани предстательной железы, окружающей опухолевый очаг. По мере роста опухоли появляются бугристые контуры железы с признаками пенетрации пограничного слоя (рис. 5 и рис. 6).

Рис. 5. Рак предстательной железы. Опухолевый узел в периферической зоне левой доли, инфильтрирует заднебоковую поверхность железы и перипростатической клетчатки.

Рис. 6. Трансректальное исследование предстательной железы (поперечная плоскость). Опухолевый узел в периферической зоне левой доли. Отмечается деформация наружного контура железы, признаки пенетрации собственной капсулы. (Т3) Диагноз: рак предстательной железы.

Особенно большое значение имеет выявление инфильтрации по передне-боковой поверхности железы, которая недоступна пальцевому исследованию.

Наиболее сложными для диагностики являются опухоли, которые локализуются в центральной и переходной зонах железы. Зачастую, развиваясь на фоне доброкачественной гиперплазии, рак по эхогенности практически не отличается от окружающих тканей, в связи с чем нередко возникают диагностические ошибки, а диагноз устанавливается при гистологическом исследовании удаленного материала во время операции.

По мере увеличения опухолевой инфильтрации стромы железы меняется ее ультразвуковая структура. Ткань железы становится неоднородной, с беспорядочными отражениями низкой интенсивности. Ультразвуковая томография позволяет выявить инфильтрацию капсулы простаты, семенных пузырьков мочевого пузыря, стенки прямой кишки, лимфатических узлов, что, естественно, позволяет уточнить стадию заболевания.

В отличие от рака, гиперплазия предстательной железы обычно развивается в переходной зоне по направлению к внутренней части железы. При этом переходная зона начинает сдавливать центральную и периферическую зону, вызывая их постепенную атрофию. Из центральной и периферической зон и фибромышечных слоев формируется «хирургическая капсула», по которой происходит «вылущивание» гиперплазированных узлов при операции. По мере роста доброкачественной гиперплазии железа приобретает шаровидную форму; при преимущественном росте периуретральных желез отмечается выбухание контура железы в просвет мочевого пузыря и формируется средняя доля, которая растет, оттесняя кпереди и деформируя заднюю стенку мочевого пузыря, сдавливая в значительной степени простатическую уретру и шейку мочевого пузыря. Поскольку доброкачественная гиперплазия предстательной железы не характеризуется инфильтративным ростом, то капсула железы обычно четко прослеживается по периферии среза. Частыми находками при доброкачественной гиперплазии являются мелкие ретенционные кисты и кальцинаты, генез которых связан со сдавлением протоков железы гиперплазированной тканью; располагаются они чаще всего по т.н. хирургической капсуле. При ультразвуковом исследовании простаты порой возникает необходимость проводить дифференциальную диагностику с простатитом. Это вызвано тем, что пальпация предстательной железы при простатите иногда дает результаты, очень похожие на рак. Ультразвуковое исследование в стадии отека и инфильтрации железы выявляет: увеличение железы (рис. 7 и рис. 8), изменение ее формы (чаще шаровидная) и структуры. Снижается эхогенность железы, теряется эхографическая дифференциация железистых и фибромышечных зон.

Рис. 7. Трансректальное исследование предстательной железы (поперечная плоскость). Хронический простатит с участками кальцификации в железе.

Рис. 8. Хронический простатит; усиление кровотока в ткани железы (режим энергетического Доплера).

При абсцедировании простатита — на фоне гипоэхогенной отечной ткани железы появляются анэхогенные зоны, соответствующие зонам некротических изменений. Постепенно происходит формирование стенки абсцесса в виде кистозной структуры с толстой стенкой и жидкостным неоднородным содержимым . При хроническом простатите эхоструктура железы может быть практически не изменена, либо выявляются диффузные повышенной эхогенности структуры в результате клеточной инфильтрации и склеротических изменений. Определяются кальцинаты и мелкие ретенционные кисты.

Описанные три основных метода диагностики в дальнейшем требуют обязательного морфологического подтверждения заболевания. С этой целью выполняется пункционная биопсия, которая наиболее достоверна при выполнении ее под контролем ультразвука. Особенно это касается обследования больных с малыми образованиями.

Биопсию предстательной железы можно производить через промежность, трансректально или трансуретральным доступом. Открытая биопсия применяется крайне редко. Трансуретральная резекция предстательной железы не только позволяет уточнить диагноз, но и обеспечивает восстановление мочеиспускания.

Трансвезикальная биопсия предстательной железы — вынужденная манипуляция у больных с подозреваемым раком предстательной железы, у которых в связи с острой задержкой мочеиспускания, обострением хронического пиелонефрита и высокой азотемией возникает срочная необходимость в проведении цистостомии.

В диагностике рака предстательной железы частота ложноотрицательных результатов гистологического анализа кусочков ткани при промежностном и трансректальном доступе не превышает 20%.

Осложнения пункционной биопсии встречаются крайне редко и могут быть связаны с повреждением мочевого пузыря и мочеиспускательного канала. Возможна гематурия, гематоспермия, промежностная и позадилобковая гематома. Для профилактики инфекционных осложнений, которые составляют около 2%, за сутки до биопсии и после нее назначают антибиотики.

В некоторых сложных случаях дифференциальной диагностики с успехом применяют цитологическую диагностику рака предстательной железы. Для цитологического исследования используют аспират из предстательной железы.

Цистоскопия является вспомогательным методом диагностики. При проведении цистоскопа может отмечаться девиация мочеиспускательного канала опухолевыми узлами. При цистоскопии удается обнаружить асимметричную деформацию шейки мочевого пузыря. В месте прорастания опухолью предстательной железы стенки мочевого пузыря определяется разрыхленность слизистой оболочки, фибриновые налеты, язвы или опухолевые разрастания, при этом трудно решить — прорастает ли опухоль из предстательной железы в мочевой пузырь или опухоль пузыря в железу.

Из методов диагностики рака предстательной железы заслуживает внимания рентгеновская компьютерная и магнитно-резонансная томография. Получаемая при этом информация соответствует таковой при ультразвуковом исследовании. На томограммах также видны структура предстательной железы, опухолевые узлы, их величина, степень прорастания капсулы, инфильтрация мочевого пузыря, семенных пузырьков, окружающей клетчатки. Эти методы, однако, оказались не более точными, чем трансректальное УЗИ при определении стадии ограниченного местного роста рака предстательной железы, и, более того, есть данные, что трансректальное ультразвуковое исследование дает более надежные результаты при оценке стадии заболевания.

Экскреторная урография позволяет оценить функцию почек и уродинамику верхних мочевых путей. Уретероэктазия и уретерогидронефроз являются следствием сдавления тазовых отделов мочеточников опухолью. Такие изменения часто бывают односторонними. При полной обструкции мочеточника происходит выключение почки, при этом тень рентгеноконтрастного вещества на стороне сдавления отсутствует.

Определение стадии заболевания. За установлением диагноза рака предстательной железы одновременно встает вопрос об установлении стадии заболевания, что в конце концов определяет характер будущего лечения. Кратко остановимся на возможностях применяемых методов исследования в установлении стадии заболевания.

Пальцевое исследование прямой кишки. Точность диагностики рака предстательной железы при пальцевом исследовании прямой кишки составляет 30-50%. Часто наблюдается недооценка стадии, поскольку небольшие, расположенные в передних отделах железы опухоли, как правило, не пальпируются; ложноположительные результаты наблюдаются у больных с гиперплазией предстательной железы и простатитом. Этот метод однако позволяет выявить рак предстательной железы, когда уровни ПСА остаются в пределах нормы, и предоставляют хотя не точные, но полезные данные о стадии заболевания. Пальпируемый неподвижный опухолевый инфильтрат или прорастание в кишку говорят о далеко зашедшем опухолевом процессе (Т4).

Определение простатического специфического антигена. При оценке отмечается достаточно четкая корреляция между уровнями ПСА и гистологической (и в меньшей степени клинической) стадией рака предстательной железы. У каждого конкретного больного корреляция не столь сильна из-за значительного перекрывания пределов различных возрастных норм. Уровни 10-20 нг/мл часто являются показателем опухоли, прорастающей за пределы капсулы предстательной железы, уровни выше 40 нг/мл свидетельствуют о наличии метастазов.

Хотя сывороточные уровни ПСА сами по себе не являются надежным показателем стадии заболевания, их можно использовать, чтобы избежать некоторых исследований. Выдвинуто предположение, что больным с вновь выявленным раком предстательной железы без симптомов поражения костей и при уровнях ПСА не выше 10 нг/мл не требуется проводить сцинтиграфию костей для определения стадии. У таких больных вероятность метастазов в костях приближается к нулю, хотя многие практические врачи считают этот метод исследования основным, так как при его помощи можно диагностировать «горячие точки», как например, остеоартроз позвоночника, который позже может создать путаницу в оценке симптомов. По данным Walsh et Partin (1994) при предоперационном ПСА 20нг/мл рецидива не было только у 45%.

Казалось бы приведенные цифры убедительно показывают значимость ПСА для прогноза заболевания, но тем не менее надо принимать во внимание и другие исследования. По данным Элиса (1994) у 21% больных с ПСА 3 ;

3) у 26% больных с дооперационным стадированием Т1б выявлена пенетрация капсулы, у 10% — инвазия семенных пузырьков;

4) у 37% больных с дооперационной стадией T1c найден распространенный рак (пенетрация капсулы), или опухоль по краю резекции, или инвазия семенных пузырьков, или наличие метастазов в регионарные лимфатические узлы).

Таблица 15. Ошибки клинического стадирования 3170 больных, подвергнутых радикальной простатэктомии по поводу клинически локализованного РПЖ (стадии Т2с и меньше) (Zincke et аl., 1994).

Источники: http://www.kostyuk.ru/consult/list/0/177.html, http://probolezny.ru/adenoma-predstatelnoy-zhelezy/, http://medi.ru/info/11151/

Комментировать
0
143 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector