Гистология после операции по удалению простаты

СОДЕРЖАНИЕ
0
35 просмотров
28 января 2019

Последствия операций по удалению предстательной железы в случае рака

Удаление предстательной железы – это радикальный способ борьбы с серьезным мужским недугом – раком простаты. Эту хирургическую операцию в медицинской практике называют простатэктомией. Зачастую она является единственным способом спасти пациенту жизнь, удалив вместе со злокачественной опухолью и пораженный ею орган. Хирургическое лечение может повлечь самые разные последствия. Бывает временное недержание мочи, а бывает и полная импотенция. Возможна ли полноценная жизнь без предстательной железы и возможные последствия этой операции – тема нашей статьи.

Особенности раннего послеоперационного этапа

Вне зависимости от способа, которым проводилась операция по скорейшему удалению предстательной железы, суть ее состоит в извлечении этого органа и пораженных раком близлежащих тканей. Больного отправляют в палату интенсивной терапии, где будет проконтролирован его приход в сознание после наркоза и предупреждены возможные негативные последствия, которые может повлечь радикальное лечение. У пациента несколько раз берут на анализ кровь и мочу, делают ему ЭКГ и проводят другие исследования. А затем его переводят в обычную палату, где и будет проходить его дальнейшее восстановление.

Ранние последствия после операции будут исключены, если больной в течение всего времени, пока проходит его реабилитация в условиях стационара, неукоснительно соблюдает все назначения врача. Они включают в себя:

  1. Прием антибактериальных и анальгетических препаратов.
  2. Лечебное питание с соблюдением определенной диеты.
  3. Удаление послеоперационного дренажа и снятие швов.

Кроме того, врач регулярно проверяет, как проходит заживление мочеиспускательного канала, так как после удаления катетера возможно недержание мочи. Ранние последствия удаления предстательной железы будут заключаться в расхождении швов или их нагноении, инфицировании внутренних органов или в затяжном реабилитационном периоде. Восстановление будет индивидуально для каждого конкретного случая. На его длительность влияет и возраст мужчины, и общее состояние его здоровья, и проводимое ранее лечение, и степень запущенности рака, и место локализации опухоли, и наличие метастазов.

После удаления катетера возможное недержание мочи.

Операция по удалению простаты без последствий предполагает и домашнее восстановление и лечение. Основные правила его будут таковы:

  • Исключение силовых нагрузок в течение 3 месяцев и половых актов в течение 2 месяцев.
  • Регулярные пешие прогулки.
  • Лечебное питание.
  • Выполнение упражнений Кегеля.
  • Прием препаратов-ингибиторов, возвращающих потенцию.
  • Регулярный мониторинг уровня простатспецифичного антигена, который позволяет контролировать риск рецидива.

Выполнение всех вышеперечисленных правил позволяет мужчине вернуться к прежнему образу жизни. Избавиться от рака простаты хирургическим путем можно навсегда, сохранив при этом свою мужскую силу и возможность к оплодотворению.

Первые возможные неприятности после простатэктомии

Правильное проведение раннего послеоперационного периода и соблюдение всех рекомендаций врача гарантирует быстрое восстановление. Но к обычной жизни мужчина вернется только через 3 месяца после удаления предстательной железы. Длительный реабилитационный период необходим для полного восстановления здоровья и функциональности мужского организма после операции. Лечение при этом будет восстановительно-симптоматическое. В течение этого времени можно исключить возможные негативные последствия, развивающиеся после удаления простаты. Ими могут быть:

  1. Болезненное мочеиспускание или недержание мочи.
  2. Болевые ощущения в месте рубца или внизу живота.
  3. Открывшееся кровотечение.

Все вышеперечисленные ранние послеоперационные последствия не должны остаться без внимания врача. Они должны быть срочно устранены. После удаления простаты мужчина должен вернуться к нормальной жизни без страданий и боли.

После удаления предстательной железы, мужчина может вернуться к обычной жизни через 3 месяца.

Недержание мочи после избавления от рака – это самое частое осложнение. Его причиной является закупорка уретры сгустками крови и ослабление мышц тазового дна. Укрепить их можно обычными пешими прогулками и физическими упражнениями, о которых вам расскажет врач. Лечебная физкультура довольно активно используется после избавления от рака простаты. Она не только укрепляет мышцы, но и поднимает жизненный тонус.

Что должно насторожить в восстановительном периоде?

К сожалению, не всегда операция по удалению предстательной железы проходит гладко. Послеоперационный период может быть не только затяжным, но и крайне болезненным и неприятным. У мужчины, решившегося на хирургическое иссечение простаты, могут появиться серьезные проблемы со здоровьем. А именно:

  • Отеки ног по причине застоя лимфы.
  • Повышенное тромбообразование в голенях.
  • Недержание мочи.
  • Запоры.
  • Боль внизу живота, усиливающаяся при ходьбе.
  • Эректильная дисфункция.

Нужно отметить, что недержание мочи в ранний послеоперационный период вовсе не является осложнением. Оно отмечается почти у всех пациентов и проходит спустя полгода после операции, как только укрепятся мышцы тазового дна.

Рак простаты способен кардинально изменить образ жизни мужчин. Удаление предстательной железы становится для них новым этапом жизни. Они бросают вредные привычки и начинают вести здоровый образ жизни. Прогулки на свежем воздухе, занятия спортом и правильное питание гарантируют скорейшее восстановление. Максимум через полгода можно возвращаться к обычному образу жизни, предполагающему чувственные удовольствия и интим. При сохранении эректильной функции мужчине показан регулярный секс не реже 2 раз в неделю, при отсутствии постоянной партнерши показана мастурбация. Она будет отличной тренировкой для мышц тазового дна, позволит скорее восстановить гормональный фон и исключит недержание мочи.

После операции нужно тренировать мышцы тазового дна.

От поздних послеоперационных последствий не застрахован ни один пациент, которому была проведена операция по удалению предстательной железы. Причины их появления могут быть самыми разными, от индивидуальных особенностей организма до врачебных ошибок. Нельзя исключить:

  • Нарушение функции эрекции.
  • Ретроградную эякуляцию.
  • Недержание мочи.
  • Рубцевание мочевого пузыря и мочевыводящих путей.
  • Аноргазмию или затяжной половой акт.
  • Болезненные ощущения при эякуляции.
  • Повреждение прямой кишки.

Но самым опасным последствием удаления предстательной железы по причине рака будет рецидив основного заболевания или появление метастазов в других органах. Это тяжело физически и морально. И этого, к сожалению, не всегда удается избежать.

Возможно ли исключить импотенцию?

Бытует миф, что операция по удалению у мужчин опухоли предстательной железы вместе с иссечением этого мужского органа неминуемо ведет к импотенции. На самом деле эректильная дисфункция встречается у 50% мужчин, которые прошли подобное хирургическое лечение. Причина ее развития заключается в запущенности рака, когда злокачественная опухоль поражает всю площадь предстательной железы и близлежащие ткани. В этом случае врач обязан удалять их вместе с нервными пучками. При полном их удалении импотенция неизбежна. Больным, у которых диагностирован операбельный рак предстательной железы, рекомендуется не отказываться от операции и не доводить свое состояние до крайности. Интимная жизнь без простаты возможна, если хирургическое вмешательство было проведено на ранней стадии рака.

Только у 50% мужчин после операции встречается эректильная дисфункция.

Недержание мочи – это не единственное часто встречающееся последствие удаления рака предстательной железы. Большая половина мужчин после иссечения простаты отмечает у себя нарушение эректильной функции, вплоть до полного ее угасания. Но даже при сохранности нервных пучков ее лечение может быть длительным. Для ускорения процесса мужчинам рекомендуется выполнять ранее упомянутые упражнения Кегеля, они вместе с регулярной мастурбацией будут способствовать возвращению эрекции и исключат такую неприятность, как недержание мочи.

Последствия рака предстательной железы после его хирургического лечения могут быть от незначительных до серьезных. И гарантию полного исключения риска их появления не может дать никто. Именно поэтому при наличии серьезных оснований к удалению предстательной железы необходима операция. Устранение рака на раннем этапе его развития гарантирует низкую травматизацию тканей и быстрое восстановление. Интимная жизнь в этом случае будет продолжаться еще много лет.

Лечение рака простаты с 2012 года

События моей жизни

Мое состояние после операции по удалению рака простаты

Немного истории. 11 июля, после 3-х месячного обследования меня положили в стационар 1-ого хирургического отделения Оренбургского областного клинического онкологического диспансера (ООКОД). 20 июля мне сделали удаление рака простаты хирургическим путем. 30 июля я был выписан из ООКОД с таким документом:

Удаление рака простаты. Последствия

Сам я ничего в медицине не понимаю, поэтому комментировать этот документ не могу. Однако лечащий врач меня заверил, что у меня все хорошо и показания ПСА должны равняться нулю. Мне назначили сдачу этого анализа по месту жительства и в первых числах сентября явиться в ООКОД для дальнейших консультаций. Анализ, который мне выдали был равен: PSA=2,7 нг/мл. Меня этот анализ обрадовал ( у здоровых людей он находится в пределах 2,7-4,5 нг/мл).

Врачам не нравится мой анализ ПСА

Но мой лечащий доктор Исмаков Р.М. моего оптимизма не разделял. «Результат анализа должен очень близко равняться нулю, потому что вам был удален рак предстательной железы», заявил он и назначил мне УЗИ по месту операции. Перед этим он вручную ощупал внутренний шов и обнаружил небольшое уплотнение. На мой вопрос: «Можно ли мне купаться в холодной воде?», — он ответил утвердительно, добавив, что мне противопоказана жара, в том числе баня. Мне сразу был выписан 6-ти месячный ежедневный прием 150 мг №28 БИКАЛУТАМИДА. Через три месяца снова явиться на прием с новым анализом РСА,

Муки получения рецепта в районной больнице

Не буду описывать, как мне выписывали рецепт на ежемесячное получение этого лекарства в нашей центральной аптеке. Просто я давно уже не был в больнице вообще и меня многие процедуры неприятно удивили: очень много народа, везде толчея, очереди. А тут еще в больнице затеяли ремонт и регистратуру перевели в малюсенькое помещение, попасть в которое можно только по узкому коридору длиной метра 3. Там постоянно давка, тяжелый спертый воздух, отсутствие возможности присесть на стул, а мне тяжело было стоять после того, как мне вырезали рак предстательной железы. Как бы то ни было, три месяца пролетели очень быстро. Кстати проведенный сеанс УЗИ опасения моего лечащего врача не подтвердил – на внутреннем шве никаких уплотнений не обнаружено. Принимая это гормональное лекарство в первые дни я остро чувствовал его последствия: наступала сонливость; стали кратковременно болеть некоторые мышцы спины, бедер, локтей. Но, после 4-5 дней все нормализовалось. Старался принимать ежедневно в одно и то же время: в 11 часов дня (за 2 часа до обеда). Впрочем, конкретных рекомендаций мне никто не давал.

Через 5 месяцев после удаления рака простаты ПСА=0,1 нг/мл

В конце ноября я сдал кровь на PSA. 15 декабря данные из лаборатории привезли в нашу больницу. Его значение было 0,1 нг/мл. 21 декабря я поехал в ООКОД, где мне сказали, что у меня все хорошо и прием БИКАЛУТАМИДА отменили. Меня это очень обрадовало. Следующий визит в ООКОД мне назначен на вторую половину марта 2013 года. Моча после 5 месяцев, как удалили рак предстательной железы стала держаться намного лучше, и мне прокладки стало хватать на 2-ое суток. Мочусь, как и раньше, 4-5 раз в сутки. В общем я и сам своим состоянием доволен. Проблема осталась только одна – 10-12 кг. лишнего веса. Сейчас я вешу 108-112 кг, при росте 175 см. У меня есть своя щадящая методика сгонки лишнего веса по 1,5-2 кг. в неделю. Так, что я надеюсь к следующему визиту в ООКОД весить в пределах 96-98 кг.

© 2013 — 2017, Яковлев. Все права защищены.

Сравнительный анализ гистологических данных до и после радикальной простатэктомии у больных с низким дооперационным онкологическим риском Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Аляев Ю.Г., Варшавский В.А., Рапопорт Л.М., Цариченко Д.Г., Еникеев М.Э., Королев Дмитрий Олегович, Фокин И.В.

Рак предстательной железы (РПЖ) считается сегодня одной из самых серьезных медицинских проблем среди мужского населения. В настоящее время РПЖ занимает 2-е место среди онкологических заболеваний по смертности у мужчин. Гистологическая градация является важным прогностическим фактором в лечении РПЖ. Оценка аденокарциномы предстательной железы по шкале Глисона служит самым надежным прогностическим фактором клинического поведения опухоли и ее ответа на лечение. Выбор оптимального лечения больных РПЖ намного усложнился в связи с тем, что разные методы имеют равные онкологические результаты, но различаются по своим осложнениям. С прогностической точки зрения существует значительный интерес, насколько гистологические результаты биопсии предстательной железы ( индекс Глисона ) соответствуют таковым после радикальной простатэктомии . В настоящей статье мы приводим сравнительный анализ гистологических данных до и после радикальной простатэктомии у больных с низким дооперационным онкологическим риском.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Аляев Ю.Г., Варшавский В.А., Рапопорт Л.М., Цариченко Д.Г., Еникеев М.Э., Королев Дмитрий Олегович, Фокин И.В.,

Comparative analysis of the histologic data before and after radical prostatectomy patients with low pre-operative cancer risk

Prostate cancer (PC) is the most frequent cancer among men in the world. At current PC takes 2nd place in men mortality among all oncological diseases. Histological grading is an important part of the diagnostic evaluation. The most commonly used grading system is the one described by Gleason. The choice of optimal PC treatment becomes complicated due to the fact that different methods have the same oncological results but differ in their complications. From a prognostic point of view, it is of considerable interest to know how accurate the needle biopsy Gleason score is in predicting the final score of the radical prostatectomy specimen. This paper describes comparative analysis of the histologic data before and after radical prostatectomy patients with low pre-operative cancer risk.

Текст научной работы на тему «Сравнительный анализ гистологических данных до и после радикальной простатэктомии у больных с низким дооперационным онкологическим риском»

Сравнительный анализ гистологических данных до и после радикальной простатэктомии у больных с низким дооперационным онкологическим риском

Ю.Г. Аляев, В.А. Варшавский, Л.М. Рапопорт, Д.Г. Цариченко, М.Э. Еникеев, Д.О. Королев, И.В. Фокин

Научно-исследовательский институт уронефрологии и репродуктивного здоровья человека ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России;

Россия, 119991, Москва, ул. Трубецкая, 8, стр. 2

Контакты: Дмитрий Олегович Королев demix84@inbox.ru

Рак предстательной железы (РПЖ) считается сегодня одной из самых серьезных медицинских проблем среди мужского населения. В настоящее время РПЖ занимает 2-е место среди онкологических заболеваний по смертности у мужчин. Гистологическая градация является важным прогностическим фактором в лечении РПЖ. Оценка аденокарциномы предстательной железы по шкале Глисона служит самым надежным прогностическим фактором клинического поведения опухоли и ее ответа на лечение. Выбор оптимального лечения больных РПЖ намного усложнился в связи с тем, что разные методы имеют равные онкологические результаты, но различаются по своим осложнениям. С прогностической точки зрения существует значительный интерес, насколько гистологические результаты биопсии предстательной железы (сумма баллов по шкале Глисона) соответствуют таковым после радикальной простатэктомии. В настоящей статье мы приводим сравнительный анализ гистологических данных до и после радикальной простатэктомии у больных с низким дооперационным онкологическим риском.

Ключевые слова:рак предстательной железы, радикальная простатэктомия, оценка по шкале Глисона, биопсия предстательной железы, низкий онкологический риск, простатспецифический антиген, локализованный рак предстательной железы, промеж-ностная простатэктомия

Сompaгative analysis of the histologic data before and after radical prostatectomy patients

with low pre-operative cancer risk

Yu.G. Alyaev, V.A. Varshavskiy, L.M. Rapoport, D.G. Tsarichenko, М.E. Enikeev, DM. Korolev, I. V. Fokin

Research Institute of Uronephrology and Human Reproductive Health, I. M. Sechenov First Moscow State Medical University, Ministry of Health of Russia; Build. 2, 8 Trubetskaya St., Моscow, 119991, Russia

Prostate cancer (PC) is the most frequent cancer among men in the world. At current PC takes 2nd place in men mortality among all oncological diseases. Histological grading is an important part of the diagnostic evaluation. The most commonly used grading system is the one described by Gleason. The choice of optimal PC treatment becomes complicated due to the fact that different methods have the same onco-s logical results but differ in their complications. From a prognostic point of view, it is of considerable interest to know how accurate the needle -a biopsy Gleason score is in predicting the final score of the radical prostatectomy specimen. This paper describes comparative analysis E of the histologic data before and after radical prostatectomy patients with low pre-operative cancer risk. n

g Key words: prostate cancer, radical prostatectomy, Gleason score, prostate biopsy, low cancer risk, prostate specific antigen, localized prostate cancer, perineal prostatectomy

Рак предстательной железы (РПЖ) является одним из наиболее распространенных злокачественных заболеваний у мужчин. Ежегодно в мире регистрируют более 550 тыс. новых случаев РПЖ. Именно с этим связан тот факт, что диагностике и лечению данной патологии в последнее время уделяется все больше внимания как за рубежом, так и в России. Наиболее высокие показатели заболеваемости РПЖ отмечены в США,

Канаде и ряде стран Европы, где он выходит на 1-е место в структуре онкологической патологии. В России заболеваемость РПЖ в последнее время также неуклонно возрастает [1, 2]. В структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями мужского населения России РПЖ в 2004 г. составлял 6,9 %, а в 2009 г. — уже 10,7 %. В стране в 2000 г. на учете у онкологов состояли 37 442 больных РПЖ, в 2010 г. — 107 942 пациента. Прирост за последние 10 лет соста-

вил 155 %. Несмотря на улучшение методов диагностики РПЖ и внедрение в ряде клиник мониторинга уровня простатспецифического антигена (ПСА), заболеваемость запущенными формами РПЖ в России остается высокой. Если распределить по стадиям больных РПЖ, выявленных в 2010 г., то на долю локализованного РПЖ (1—11 стадии) придется 44,8 %, местно-рас-пространенного (III стадия) — 34,9 %, метастатического (IV стадия) — 18,5 %. Пятилетняя выживаемость для местных и региональных стадий составляет 100 %, для РПЖ с отдаленными метастазами — только 34 % [3, 4]. К основным методам диагностики РПЖ относятся пальцевое ректальное исследование, определение уровня ПСА и трансректальное ультразвуковое исследование (ТРУЗИ). Окончательный диагноз устанавливается при обнаружении аденокарциномы в биопсийном и/или послеоперационном материале предстательной железы (ПЖ). Патоморфологические исследования также позволяют стадировать опухоль и определить ее распространенность. При этом установлена тенденция к росту выявляемости высокодиф-ференцированного локализованного РПЖ у пациентов низкого онкологического риска, что связано с ПСА-скринингом и большим количеством биопсий (в том числе повторных) [5, 6]. Подобные обстоятельства позволяют предположить, что большинство этих пациентов можно не оперировать, а активно наблюдать. Речь идет о больных с местно локализованным РПЖ, уровнем ПСА крови 10 нг/мл;

• степень дифференцировки опухолевых клеток > 6 по шкале Глисона.

Возраст пациентов составил 52—71 год (средний — 63,7 ± 2,8 года). Объем ПЖ по данным ТРУЗИ составил 40—82 см3 (средний — 62,5 ± 1,8 см3). Все операции выполнены под эндотрахеальным наркозом. Предпочтение отдавали позадилонному (п = 43) и промежност-ному (п = 7) доступам. Все больные оперированы двумя опытными хирургами, выполняющими в течение года не менее 30 РПЭ.

При позадилонном доступе пациент находился в положении Тренделенбурга (угол наклона стола 20°, с приподнятым тазовым концом). Осуществлялся продольный срединный разрез от лобкового симфиза до пупка. После перевязки и пересечения дорсального венозного комплекса пересекали уретру на границе с ПЖ. Далее проводили стандартную ретроградную мобилизацию и удаление ПЖ и семенных пузырьков с обязательным захватыванием в препарат переднего листка фасции Денонвилье. Анастомоз формировали 6 нитями монокрил 3/0. Длительность операции составляла от 85 до 190 мин (средняя — 116 мин).

При промежностной простатэктомии мы использовали подсфинктерный доступ Белта. При этом в максимально литотомическом положении (промежность находится параллельно поверхности пола с валиком под крестцом, ноги подвешивают на специальных «держалках») и-образным кожным разрезом промежности кнутри от седалищных бугров проникали через подкожную часть наружного анального сфинктера под его поверхностную и глубокую части к собственной фасции прямой кишки. Продолжая выделение вдоль этой фасции, обнажали сухожильный центр промежности и пучки прямокишечно-уретральной мышцы. После пересечения сухожильного центра происходило

обнажение стенки прямой кишки. Далее выделяли дорсальную и латеральную поверхности ПЖ кзади до семенных пузырьков, после чего выделяли и пересекали уретру вблизи верхушки железы. Затем отделяли переднюю поверхность ПЖ от шейки пузыря до его слизистой оболочки. После этого пересекали семявы-носящие протоки и удаляли ПЖ с семенными пузырьками. Далее узловыми швами монокрил 3/0 формировали пузырно-уретральный анастомоз. Длительность операции составляла от 95 до 175 мин (средняя — 135 мин).

Промежностный доступ выбирали при небольшом (до 50 см3) объеме железы и достаточном (не менее 85 мм) расстоянии между седалищными буграми. Серьезных интраоперационных осложнений при обоих видах операций не отмечено. Уретральный катетер удаляли на 9-10-е сутки после подтверждения состоятельности пузырно-уретрального анастомоза путем ретроградной цистографии. Гистологический пункционный и РПЭ-материал исследовали в одной и той же лаборатории под непосредственным руководством одного из самых квалифицированных патоморфологов России.

Во всех наблюдениях в РПЭ-материале были выявлены опухолевые клетки. Что касается различий в степенях дифференцировки, то мы установили любопытные и заставляющие задуматься факты. У 31 (62 %) из 50 пациентов результаты гистологического исследования пункционного материала и материала РПЭ не совпали. Клетки материала РПЭ оказались в 11 (22 %) наблюдениях более дифференцированными, а в 20 (40 %) — менее дифференцированными. Среди этих 20 больных у 5 (10 % от общего числа пациентов) степень дифференцировки отличалась на 2 балла по шкале Глисона, а у 2 (4 %) пациентов — на 3 и 4 балла. То есть в 2 наблюдениях при степени дифференцировки клеток по результатам пункционной биопсии ПЖ 5 баллов по шкале Глисона в материале РПЭ степень диф-ференцировки клеток составила 8 и 9 баллов.

Приводим 2 клинических наблюдения.

Клиническое наблюдение 1

Больной С., 68 лет, в течение 2 лет наблюдался у уролога по месту жительства по поводу аденомы предстательной железы. В мае 2015 г. при плановом обследовании в поликлинике по месту жительства выявлено повышение уровня ПСА до 7,32 нг/мл, по поводу чего выполнена биопсия ПЖ — при иммуногистохимическом исследовании выявлена высокодифференцированная аде-нокарцинома ПЖ 4 (2 + 2) балла по шкале Глисона. Поражено до 10 % биоптатов (рис. 1). Пациент обратился в нашу клинику. Стеклопрепараты пересмотрены, степень дифференцировки подтверждена.

При пальцевом ректальном исследовании: ПЖ с четкими ровными контурами, не увеличена, плотной конси-

стенции, безболезненная, междолевая бороздка сглажена, слизистая оболочка прямой кишки смещаема, парапроста-тическая клетчатка не инфильтрирована. При ТРУЗИ: ПЖ с четкими ровными контурами, неоднородной эхо-структуры за счет единичных гиперэхогенных включений без акустической дорожки в парауретральной зоне. Объем железы 65 см3. Семенные пузырьки не расширены, структурно однородные. При цветовом допплеровском картировании: кровоток в ПЖ распределен равномерно и симметрично, очагов патологической васкуляризации не выявлено.

19.08.2015выполнена позадилонная РПЭ. Уретральный катетер удален на 10-е сутки после операции. Гистологическое заключение после РПЭ: картина низко-/умеренно дифференцированной аденокарциномы ПЖ 7 (4 + 3) баллов по шкале Глисона (рис. 2).

Клиническое наблюдение 2

Больной Г., 65лет, в 2014 г. при плановом обследовании в поликлинике по месту жительства выявлено повы-

Рис. 1. Больной С., 68лет. Микрофотография биопсийного материала (высокодифференцированная аденокарцинома ПЖ 4 (2 + 2) балла по шкале Глисона)

Рис. 2. Больной С., 68лет. Микрофотография гистологического материала после РПЭ (низко-/умеренно дифференцированная аденокарцинома ПЖ 7(4 + 3) баллов по шкале Глисона)

шение уровня ПСА до 8 нг/мл, по поводу чего выполнена биопсия ПЖ — данных за РПЖ не получено. В феврале 2015 г. ввиду неудовлетворительного мочеиспускания выполнена трансуретральная резекция (ТУР) железы. В гистологическом материале выявлены очаги аденокар-циномы ПЖ4 (2 + 2) балла по шкале Глисона. Через 3мес после операции отмечено повышение уровня ПСА до 10 нг/мл. В онкодиспансере по месту жительства проводилась максимальная андрогенная блокада (флутамид, зола-декс), на фоне чего уровень ПСА снизился до 5,5 нг/мл. Пациент обратился к нам в клинику. Стеклопрепараты были пересмотрены, установлена умеренно дифференцированная аденокарцинома ПЖ 6 (3 + 3) баллов по шкале Глисона (рис. 3).

При пальцевом ректальном исследовании: ПЖ с четкими ровными контурами, не увеличена, плотной консистенции, правая доля уплотнена, безболезненна, междолевая бороздка сглажена, слизистая оболочка прямой кишки смещаема, парапростатическая клетчатка не инфильтрирована. При ТРУЗИ: ПЖ с четкими ровными контурами, неоднородной эхоструктуры. Парауретраль-но лоцируются гиперэхогенные влючения без акустической дорожки. Отмечается ТУР-дефект конической формы шириной до 0,9 см. Объем железы 8,5 см3. Семенные пузырьки не расширены, структурно однородны. При цветовом допплеровском картировании: кровоток в ПЖ распределен равномерно и симметрично, очагов патологической васкуляризации не выявлено. Магнитно-резонансная томография органов малого таза: ПЖ деформирована, контуры неровные, четкие. Размеры: высота до 26 мм, переднезадний размер до 21 мм, ширина 30 мм. На Т2-изображениях в периферической зоне, преимущественно справа, определяется гипоинтенсивное образование с неровными, нечеткими контурами, неоднородной структуры, размером 11 х 18 мм, с признаками инвазии в капсулу. При остеосцинтиграфии данных за метастазы в кости скелета нет.

20.08.2015 выполнена позадилонная РПЭ с расширенной тазовой лимфаденэктомией. Во время операции выявлен выраженный склеротический процесс в области апекса ПЖ и шейки мочевого пузыря. Уретральный катетер удален на 10-е сутки после операции. Гистологическое заключение после РПЭ: низкодифференцированная аденокарцинома ПЖ(8 (4 + 4) баллов по шкале Глисона) с поражением обеих долей (рТ2с), очагами периневраль-ного роста с прорастанием в капсулу (R1), поражением семенных пузырьков. В лимфатических узлах опухолевого роста не выявлено. Хирургический край со стороны уретры и мочевого пузыря без признаков опухолевого роста (рис. 4).

Однозначного ответа на вопрос о причинах столь значимых несоответствий нет. Возможно, речь идет

Рис. 3. Больной Г., 65лет. Микрофотография биопсийного материала (умеренно дифференцированная аденокарцинома ПЖ 6 (3 + 3) баллов по шкале Глисона)

Рис. 4. Больной Г., 65лет. Микрофотография гистологического материала после РПЭ (низкодифференцированная аденокарцинома ПЖ 8 (4 + 4) баллов по шкале Глисона)

о характерном для опухолей ПЖ клеточном полиморфизме, возможно — ту или иную роль следует отвести субъективному (человеческому) фактору. Может, есть и иные объяснения. Тем не менее бесспорным является то, что большая степень расхождения биопсийного и РПЭ-материала, причем, как правило, в сторону худшего прогноза, не позволяет безапелляционно отказывать в хирургическом лечении больным с предполагаемой низкой степенью онкологического риска. Ну а в случае выбора активного наблюдения необходим тщательный мониторинг (контроль времени удвоения ПСА, повторные, в том числе и сату-рационные, биопсии), чтобы при необходимости начинать лечение на заранее выявленных этапах про-грессирования рака.

1. Quinn M., Babb P. Patterns and trends in prostate cancer incidence, survival, prevalence and mortality. Part I: international comparisons. BJU Int 2002;90(2):162-73.

2. Ries L.A.G., Kosary C.L., Hankey B.F. et al. SEER Cancer Statistics Review 19731995. Bethesda, MD: National Cancer Institute, 1998.

3. Чиссов В.И., Русаков И.Г. Заболеваемость раком предстательной железы

в Российской Федерации. Экспериментальная и клиническая урология 2011; (2-3):6-7. [Chissov V.I., Rusakov I.G. Prostate cancer rate in the Russian Federation. Eksperimental naya i klinicheskaya urologiya = Experimental and Clinical Urology 2011;(2-3):6-7. (In Russ.)].

4. Parkin D.M., Pisani P., Ferlay J. Estimates of worldwide incidence of eighteen major cancers in 1985. Int J Cancer 1993;54(4):594-606.

5. Catalona W.J., Richie J.P., Ahmann F.R. et al. Comparison of digital rectal examination and serum prostate specific antigen in the early detection of prostate cancer: results of multicenter clinical

trial of 6630 men. J Urol 1994;151(5): 1283-90.

6. Billis A., Guimaraes M.S., Freitas L.L. et al. The impact of the 2005 International Society of Urological Pathology consensus conference on standard Gleason grading of prostatic carcinoma in needle biopsies. J Urol 2008;180 (2):548-52.

7. Bill-Axelson A., Holmberg L., Filen F. et al. Radical prostatectomy versus watchful waiting in localized prostate cancer:

the Scandinavian prostate cancer group -4 randomized trial. J Natl Cancer Inst 2008;100(16):1144-54.

8. Tewari A., Johnson C.C., Divine G. et al. Long-term survival probability in men with clinically localized prostate cancer: a case-control, propensity modeling study stratified

by race, age, treatment and comorbidities. J Urol 2004;171(4):1513-9.

9. Djavan B., Kadesky K., Klopukh B. et al. Gleason scores from prostate biopsies obtained with 18-gauge biopsy needles poorly predict Gleason scores of radical prostatectomy specimens. Eur Urol 1998;33(3):261-70.

10. Gleason D. Classification of prostate carcinomas. Cancer Chemother Rep 1966;50(3):125-28.

11. Baillar J., Mellinger G., Gleason D. Survival rates of patients with prostatic cancer, tumor stage and differentiation. Cancer Chemother Rep 1966;50:129-36.

Источники: http://mprostata.com/oncos/udalenie-predstatelnoj-zhelezy-pri-rake, http://starlotildar.ru/rak-prostaty/moe-sostoyanie-posle-operacii-po-udaleniyu-raka-prostaty.html, http://cyberleninka.ru/article/n/sravnitelnyy-analiz-gistologicheskih-dannyh-do-i-posle-radikalnoy-prostatektomii-u-bolnyh-s-nizkim-dooperatsionnym-onkologicheskim

Комментировать
0
35 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector